Росатом – партнер
ЭКСПО-2017

Россия призывает к более амбициозному подходу к целям по увеличению мощности ядерной энергетики

Первый заместитель генерального директора «Росатома» — директор Блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров описал цель Всемирной ядерной ассоциации по строительству к 2050 году 1000 ГВт новых мощностей как вполне достижимую и, «возможно, скромную». Кирилл Комаров ответил на вопросы World Nuclear News во время конференции и выставки «Атомэкспо» в Москве на прошлой неделе.

Комаров, который в следующем году станет председателем Ассоциации, сообщил, что ежегодное мероприятие привлекло рекордное количество участников: около 6500 представителей из 64 стран (не считая России) и 32 официальных правительственных делегации.

Он сказал WNN: «Консенсус для всех собравшихся здесь, в том числе и тех, кто не входят в ядерное сообщество, заключается в том, что у ядерной энергии есть свое место в глобальном энергетическом балансе. Проект „Гармония“ Всемирной ядерной ассоциации нацелен на строительство 1000 ГВт новых ядерно-энергетических мощностей и на увеличение доли ядерной энергетики до 25% мирового объема производства электроэнергии к 2050 году. Я верю в этот прогноз, и мы в „Росатоме“ сделаем все возможное для достижения этих целей». В условиях, когда Ассоциация активно выступает в поддержку интересов отрасли, увеличение мощности на 1000 ГВт к 2050 году, возможно, является «скромной» целью и, «возможно, мы сможем добиться большего», добавил он.

«По информации МАГАТЭ, только 34 страны имеют объекты ядерной энергетики, это означает, что еще в трех десятках стран таких объектов нет, но они хотели бы их иметь», — сказал Комаров.

«К сожалению, по какой-то причине в наших дискуссиях и при обсуждении в научном сообществе мы долгое время забывали, что ядерная энергия является частью „зеленого“ энергетического баланса, точно так же, как энергия ветра и солнца. Цели, которые человечество поставило перед собой в рамках Парижская климатическая конференция — это лишь промежуточные шаги», — сказал он.

Комаров напомнил о заявлении генерального директора Агентства по ядерной энергии ОЭСР Уильяма Д. Мэгвуда IV, согласно которому важно, чтобы энергетический баланс не только удовлетворял спрос, но и обеспечивал стабильность энергосистемы.

По словам Комарова сказал, у «Росатом» «определенно нет замедления», и планы компании в этом году включают пуск третьего энергоблока Тяньваньской АЭС в Китае, а также ввод в эксплуатацию 4-го блока Ростовской АЭС и 1-го блока Ленинградской АЭС-2 в России.

Все проекты корпорации по строительству АЭС в Европе реализуются, сказал Комаров.

Предполагается, что лицензия на строительство АЭС «Ханхикиви» в Финляндии будет предоставлена в следующем году, а лицензия на эксплуатацию — в 2022 году. В 2024 году начнется производство электроэнергии.

Комаров также отметил, что в марте Венгрия получила «добро» на то, чтобы начать строительство новых атомных энергоблоков на АЭС «Пакш» в следующем году, как и планировалось, после утверждения Европейской комиссией обязательств, принятых страной для ограничения нарушений правил конкуренции.

Отвечая на вопрос о «проблемах» с проектом по строительству первой атомной электростанции в Беларуси, Комаров сказал, что «не хотел бы драматизировать» ситуацию на строительной площадке. Он имел в виду замену «Росатомом» корпуса реактора, который прошлым летом уронили на строительной площадке, хотя он не был поврежден.

«В любой стране, где впервые строится атомная электростанция, вы обязательно столкнетесь с проблемами, но это не является непреодолимым. В следующем году нас ждет важная веха, связанная с завершением строительства», — сказал он.

Он подчеркнул, что два блока Белорусской АЭС не являются уникальными, там сооружаются реакторы такой же конструкции, что и на новых энергоблоках в Нововоронеже, Бангладеш, Турции и Египте.

Оборудование уже было протестировано, сказал он, и «очень внимательно контролируется» белорусским клиентом и белорусским регулятором, а также МАГАТЭ и Всемирной ассоциацией операторов АЭС.

По словам Комарова, есть противодействие проекту со стороны соседней Литвы, но причины не в технологии. «Когда они присоединились к ЕС, они допустили большую ошибку, закрыв [Игналинскую] АЭС, которая обеспечивала 65% электроснабжения в Литве. Теперь они зависят от [импортных] поставок энергии, и им не нравится, что в Беларуси строится атомная электростанция, потому что это полностью противоположно тому, что они сделали», — сказал он.

Доходы и прибыль «Росатома» растут, сказал Комаров, но этот рост сократился за счет снижения цен в ядерном топливном цикле. «Спотовая цена на обогащенный уран в свое время составляла 180 долл. США за килограмм SWU, теперь это около 50 долл./кг, а спотовая цена на уран упала со 137 долл. США за фунт U3O8 до примерно 20 долл./фунт. Мы по-прежнему получаем прибыль, потому что обращаем серьезное внимание на наши расходы, даже в хорошие для нас годы», — сказал он. «Мы продолжаем расширять бизнес за счет новых продуктов и стараемся компенсировать недополученную прибыль, создавая новые направления бизнеса. Для некоторых наших клиентов низкая цена на уран это хорошо, и уникальность „Росатома“ проявляется в том, что мы одновременно являемся и оператором и поставщиком оборудования и продукции и стараемся сбалансировать все эти потоки. В конце прошлого года соотношение чистого долга к EBITDA у нас было меньше двух. Нормальное соотношение — 6. Это означает, что мы находимся в хорошем положении для того, чтобы продолжать инвестировать в проекты», — сказал Комаров.

Он добавил, что доля зарубежных проектов «Росатома» в прошлом году превысила 47% от общей выручки компании.